Чтобы судить о переводе, необходимо отлично знать оригинал и язык оригинала. Можно сказать только, что перевод томов эмоциональный, живой, а одному эпизоду даже усилил комичность. Это вызывает снова мысли о переводчиках и редакторах как соавторах произведения.
Само издание оставляет приятное впечатление. Нравится лаконичность сопровождающей информации: в пятом томе только список изданий Буфета, шестой том завершается картинкой-анонсом седьмого тома. Цветные вступительные страницы приятно удивили. Что касается критических замечаний, то они уже высказаны ранее другим поклонником.

Два года назад мной было высказана версия о странном хронотопе в 26 главе 5 тома. Даже перевод невольно подтвердил мое предположение: "Ненавижу облетевшую сакуру. Она будто мертвая".
Добавлю только, что в 26 главе время (хронос) и место (топос) могут быть ещё и внутренними, психологическими, отражающими психологические состояние Сёты. Причём как в 26, так в 27 и 28 главах, где показано состояние Сэйдзю, даже ещё более запутанное, чем Сёты. В этих трёх главах переплелись прошлое, недавное прошлое и настоящее.
Такое переплетение словно отражает состояние реального человека: жить в прошлом, просыпаться в настоящем, чтобы иногда что-то делать для будущего.

Трудно удержаться от комментариев по поводу поведения Айкавы в 29 главе. В ней разворачивается любопытная ситуация, в которой не правы все три командира. Айкава за время службы в особом отделе так и не выработала иммунитета к проявлениям шовинизма, заложенного природой в мужчине, как и ксенофобии в любом человеке. Не поняла и не приняла негласных правил женщины в сугубо мужском коллективе с сугубо мужской работой, на что намекнула Ёсино безуспешно своей начальнице.
Камидзё раскритиковал Айкаву вполне по делу. Его неправота в том, что он позволил себе брякнуть: "Именно из-за неумения женщин держать себя в руках о вашем втором отряде и говорят в пренебрежительном тоне!", погладив свой шовинизм. Хотя ошибки, о которых он говорит, допускают все, даже сам лицемер Камидзё.
Микосиба прав, что не стал обижаться на реакцию Айкавы. Но на самом деле его сомнительный комплимент не лучше пренебрежительного тона Камидзё. Попробуй Сёта сказать тому же Камидзё что-то о милом личике и шёлковых волосах, получил бы в ответ далеко не позитивную реакцию. Восторженность Сёты Айкавой была бы лишена шовинистического смысла, если бы он делал подобные комплименты всем коллегам вне зависимости от пола. Или гораздо лучше, хвалил бы деловые качества и проделанную работу всех сотрудников.

Показательно, как общие по настроению главы разбавляются комедийным элеменом внутри тома. Прошлое Сёты, прошлое Сэйдзю, половина арки второго отряда в пятом томе начинается с смешной стычки. После двух мрачных арок в шестом томе идёт юмористическая глава про стажера Акуцу - прежде следующей мрачной истории про третий отряд. Кстати, случайно или нет со стороны авторов, история Камидзё начинается в одном томе с аркой о Муцууре, словно в полемику с ним. Какая между ними оппозиция, читатель увидит в седьмом томе.

Ссылки:
1. Критические замечания жж-пользователя Rootkitten о 5 и 6 томах.
2. Мой дайри-пост о хронотопе и смысле 26 главы 5 тома.

@темы: фабрика комиксов, манга, dolls куклы