Узоры на клапанах суперобложек обманчиво одинаковы. На самом деле они различаются от одного тома к другому.

Словесные пузырьки сильно путают читателя, особенно начинающего читателя комиксов. По логике в пузырьке рядом с персонажем – текст его речи. В «Таймасине» же когда в кадре два персонажа говорят, то в пузырьке одного персонажа текст речи другого. На это указывают едва заметные стрелочки.

К концу 6-го тома возникает вопрос: почему Тайма всё никак не соберёт всех мастеров вместе? Очевидно, они сильнее вместе. Вместо этого Тайму продолжает перебрасывать от одного к другому силой случайности. В финале они правда собрались, но не благодаря Тайме.

Авторы любовно соблюдают все клише сёнэна и сэйнэна. А клише – это традиции с ускользающим смыслом. В то же время авторы иронизируют над жанрами и над своей любовью к ним:
«- Я вызываю вас на бой!
- Ты такой старомодный. «Вызывает» он нас.
»
Авторы иронизируют и над святым для жанров, как традиционная сексуальность. Превращая мононормативность в цирк и гоморру, то есть полинормативность. Мужчины западают на Тайму, женщины западают друг на друга, Мондо безответно влюблён в свою хозяйку, Кадзахая разглядывает фоточки актрис, Курусу флиртует с Саори и Маки и подумывает сблизиться с Таймой, «нетрадиционный» биолог-монстр Дзюкэй истерит при упоминании геев.
И тентакли.
Это пример манги, вышедшей за рамки своего жанра. О ней шла речь во втором выпуске сборника «Манга в Японии и России». Она содержит элементы и мужской, и женской манги. Но для кого такая манга? Готовы ли женщины к элементам жесткого порно для мужчин? А мужская аудитория примет ли черты сёнэн-ая, пусть изображенные в шутку? Манга, вышедшая за рамки своего жанра, требует аудитории, вышедшей из своей зоны комфорта.

В первом томе было противно смотреть на тентакли изо рта. А в последних томах смотрится уже равнодушно, почти привычно. Вот она, опасность изображения недопустимого в искусстве.

Неспроста монстры выглядят как голые рты, желудки, щупальца с отверстиями для поглощения и выделения пищи. Такой вид воплощает единственную потребность примитивных чудищ – жрать. Даже свадьбы у Загны – это поглотить и слиться. У человека потребность есть – тоже важная, но не единственная и не в столь примитивной форме.

Манга хороша тем, что в ней динамичный сюжет вместе с хорошей графикой и четыре мастера с их феерическими диалогами. Каждую главу хочется процитировать. Быстрый конец в 7-м томе оставляет сожаление. Такие главные герои – не идеальные, по-своему очаровательные в лени, скупости, хитрости или наивности – заслуживают более достойного сюжета. Получше, чем беготня половину сериала по лаборатории туда-сюда, вверх-вниз.

Бонусная глава «Закатный меч» - та ещё жутятина. На фоне которой у главных героев неожиданно обнаруживается консервативная система ценностей семьи и преемственности. После многотомного ужаса и гоморры это такое возвращение к вечному и простому.
Сёстры Кисараги зеркально похожи на Тайму и Аякаси внешне и характером. Подобное притягивается к подобному.
А ещё в «Закатном мече» стало ясно, кого напоминали постоянно препирающиеся Тайма и Аякаси. На кузенов, которые давно надоели друг другу. И это за несколько дней.
«-Ты специально больно меня уколол! Я видел, как при этом ты был доволен.
-Зато от твоих игл не было никакого толка, лидер школы Аякаси. Не стыдно перед предками?
» (т.7, с.26-27)

Дополнительные материалы и цветные арты в конце 7-го тома не представляют ценности.
Удивилась, что художник «Таймасина» - женщина. Я думала, мужчина – очень уж чувственно нарисована женская грудь в манге.

Удачно выбран 7-томный формат издания, а не стандартный 11-томный. Конечно, цена покусывает за каждый потолстевший томик. Зато не растянуто и не успевает надоесть.

А имя Таймы так и осталось тайной.

@темы: фабрика комиксов манга