Чёрно-серо-белый дизайн издания перекликается с белоснежными пейзажами и чёрными горами.
Крупные планы лиц Дайера и Денфорта – как рисунки бюстов Аполлона в художественной школе. Видны даже перспектива внутри радужной оболочки к зрачку (с.25, 89).

Дайер повторяет ошибку Лейка – впадает в опасный азарт. Он даже забывает про поиски пропавшего коллеги, увлекшись изучением находки. А заодно и про собственную безопасность. Его аспиранту Денфорту остаётся лишь следовать за ним, подозрительно быстро погасив свою паническую истерику. Видимо, любопытство берёт верх над страхом. Или не рискует спорить с упрямым профессором.

В третьей тетради действие растянуто. Его можно сжать в описания короче. Но автор не смог удержаться, чтобы любовно проработать много кадров с занесённым снегом заброшенным городом и существами из альтернативной истории Земли. Не скрою, мне было не по себе от этих живописных тщательных изображений существ.
На с.19-22 повторяется мотив крепостных стен с бойницами из первой тетради. Неудивительно, ведь Дайер с Денфортом перелетают границу города. А причудливые глыбы на с.89 – словно оборона против угроз сверху. Остаток же башни на с.70-72 – как будто от дозора, наблюдавшего за границами на земле и вверху.
Денфорт не забывает фотографировать и зарисовывать – с.55, 63, 83, 84.

«Высокий интеллект и любовь к искусству» (с.122) не мешали древним существам питаться млекопитающими в сыром виде, «в которых угадывались черты одновременно обезьяны и человека» (с.124). Лавкрафт в 1930 году угадал, что искусство и научные познания существа разумного не влияют на его животные инстинкты – питание, размножение, захват территории.

@темы: фабрика комиксов манга